Перепланировка сделана на недобрую совесть

Верховный суд (ВС) допустил признание недобросовестным должника, который в преддверии банкротства объединил две квартиры в одну, чтобы защитить их исполнительским иммунитетом (дело № А50-34786/2017). Однако Экономическая коллегия вновь уклонилась от выявления критериев роскошного жилья, сославшись на позицию Конституционного суда (о проблеме подробно писали здесь).

Александр Поздеев в 2006 году стал собственником двух соседних квартир. После того, как в отношении него возбудили дело о банкротстве, он осуществил перепланировку этих квартир и объединил их в одну. Однако право собственности на единый объект он так и не зарегистрировал.

Александр Поздеев обратился в суд с заявлением об исключении квартиры из конкурсной массы, ссылаясь на то, что она является единственным жильем для него и для его семьи.

Суд первой инстанции и апелляция отказались удовлетворять требование должника. Они указали, что площадь объединенной квартиры составляет 688 кв. м. Такая площадь явно не соответствует разумному уровню потребностей должника. Суды указали, что кредиторы и должник должны решить, как продать эту квартиру и что купить вместо нее.

Кассация, напротив, поддержала должника. Применив норму об исполнительском иммунитете единственного жилья (ст. 446 ГПК РФ), она указала, что квартира является единственным пригодным жилым помещением для должника, а потому в любом случае должна быть исключена из конкурсной массы. Более того, суд обратил внимание на то, что перепланировка квартир была согласована, и признал невозможность разделения квартир без проведения капитального ремонта.

Верховный суд не согласился ни с одним из этих подходов. Позиция судов первой и апелляционной инстанций противоречит постановлению Конституционного суда (КС) № 11-П за 2012 год[1]. Из него следует, что проблему иммунитета единственного роскошного жилья надо решать, однако сделать это может лишь федеральный законодатель, установив критерии таких объектов и механизм покупки замещающей недвижимости.

Не вполне согласилась коллегия и с кассацией. ВС указал, что при решении вопроса о возврате квартир в первоначальное состояние необходимо учитывать два обстоятельства — добросовестность должника и соразмерность фактических затрат на перепланировку потенциальной выгоде от продажи одной из квартир.

Верховный суд отметил, что действия должника можно будет признать недобросовестными, если установить, что он осуществил перепланировку и разделил квартиры в преддверии банкротства для того, чтобы защититься от взыскания. Однако, если фактически квартиры были разделены задолго до банкротства, а перед банкротством должник только легализовал перепланировку, то действия должника являются лишь неосмотрительными. В таком случае следует выяснить, почему ремонтные работы длились так долго — вплоть до рассмотрения дела в суде.

ВС упрекнул суды в том, что они не исследовали и вопрос о потенциальных затратах на перепланировку и не назначили экспертизу, которая бы подтвердила невозможность возврата квартир в первоначальное состояние.

Во время рассмотрения дела в суде должник ссылался на то, что у него есть более ликвидный актив — доля в уставном капитале его общества. Ее продажа, по мнению должника, позволит удовлетворить все требования кредиторов и принесет больше денег, чем перепланировка квартиры.

ВС отметил, что когда части имущества должника достаточно для удовлетворения требований кредиторов, то мнение должника о том, какое именно имущество реализовывать, должно учитываться.

Постановив проверить доводы должника, и определить, возможно и целесообразно ли разделение квартиры, ВС отправил дело на новое рассмотрение.


[1] Постановление КС РФ от 14.05.2012г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»


https://zakon.ru/discussion/2021/02/04/pereplanirovka_sdelana_na_nedobruyu_sovest__delo_o_bankrotstve_aleksandra_pozdeeva


Недавние публикации

Архив

Мы в соцсетях

  • Grey Facebook Icon

©2017-2021 Actio Consulting, LLC.